Авторизация

Поиск людей

Главная arrow Философский ликбез arrow Русская философия arrow О самостоятельности русской философии.
Размышление о книге С. А. Аскольдова «Гносеология»

О самостоятельности русской философии. Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
11.12.2009

Русскую философию не раз упрекали в отсутствии "оригинальности". "Все, что Россия имела и дала философского, - читаем у одного историка русской философии, все это родилось либо из прямого подражания, либо из бессознательного подчинения себя чужим влияниям, либо из эклектического стремления слепить воедино несколько чужих мыслей". Если бы эти слова отвечали действительности, то, конечно, нельзя было бы говорить всерьез о "русской философии", и, конечно, не в чему было бы исследовать ее историю. Но в истории культуры всех народов всегда можно найти произведения, навеянные подражанием или чужими влияниями, - однако, если о них упоминают в исследованиях, то только для того, чтобы не забыть отметить на экране истории и темные ее страницы.

Суждение, посылающее упрек русской философии в отсутствии оригинальность, если это не сказано ради "красного словца", покоится на некоей нарочитой недоброжелательности к русской мысли, к намеренному желанию ее унизить. Я не буду опровергать этого упрека - вся настоящая книга сама по себе должна показать неосновательность указанного суждения. Но все же я считаю нужным - уже здесь, в вводной главе, рассеять те недоразумения, которые, хотя и не в столь резкой форме, как в выше приведенных словах, все же могут иметь место в отношении русской мысли - особенно у тех, кто впервые обращается к ее изучению.

Я совсем не буду говорить о том, что было написано в России действительно в "подражание Западу" - об ученических упражнениях не стоит ведь и говорить. Не буду говорить и о мнимом "эклектизме" русских мыслителей, - этот упрек означает лишь полное непонимание {синтетических} замыслов у русских мыслителей: неудавшиеся или meg`bepxemm{e опыты синтеза, при поверхностном внимании к ним, можно, пожалуй, принять за "эклектизм". Я оставлю все это в стороне - и коснусь лишь вопроса о "влияниях" западных философов на русскую мысль.

Понятие "влияния" может быть применимо лишь там, где имеется налицо хоть какая-нибудь доля самостоятельности и оригинальности - без этого невозможно говорить о влиянии: нельзя же влиять на пустое место. Поэтому в исторических исследованиях и изучают влияния особенно на тех, кто выделяется своей самостоятельностью: так, изучение Аристотеля дает возможность установить, что его собственные построения вырос ли из тех дискуссий, которые велись у Платона. В основоположениях Декарта, положивших начало идеалистическим течениям нового времени, стремятся найти связь с средневековой философией, в оригинальных построениях Boutroux находят влияние Comte, и т. д.

Даже там, где возникает "школа" вокруг крупного мысли теля, нельзя целиком разлагать работу этой шкоды на "влияние" создателя школы. Академия после Платона, пережившая не сколько периодов в своем развитии, может служить хорошим примером этого - так, "академический скепсис", хотя и отклоняется от основной линии Платона, остается по существу верен ей. Однако, нельзя, например, сливать понятия "платонизма" и "школы Платона"; если еще философию Плотина можно причислять к школе Платона, лишь усваивая ей новый термин "нео-платонизма", то уже платонизм в патристике, обогащенный и творчески преображенный благодаря христианской догматике, никак не мог бы уложиться в понятие "школы Платона". Равным образом, чрезвычайная близость Фомы Аквината к философии Аристотеля не дает права включить томизм в "школу Аристотеля". Если взять примеры из новейшей философии, то, например, если всю марбургскую школу (Cohen, Natorp и др.), направление Риккерта можно включать в "школу Канта" (как течения "нео-кантианства"), то Шеллинга и особенно Гегеля никак нельзя причислить к "школе Канта" при всей укорененности их трансцендентального идеализма в Канте.

Все это осложняет вопрос о понятии "влияния" - тут есть разные ступени разные градации. Все они не только не исключают самостоятельности иди оригинальности, но непременно ее предполагают. Если Эпикура нельзя исторически оторвать от Демокрита, Спинозу - от Декарта, Фихте - от Канта, то можно-ли сомневаться в бесспорной их самостоятельности и оригинальности? В строгом смысле, оригинальность, как полная новизна идей, до такой степени редка в истории философии, что, если бы в сферу изучения попадали лишь оригинальные построения в строгом смысле слова, то не нашлось бы и десятка параграфов в изложении истории философии. В реальной же исторической жизни настолько сильна "взаимозависимость", скрещивание влияний, действие всей философской культуры данной эпохи на отдельных мыслителей, что очевидно, что значительность и историческая действенность каких- либо мыслителей вовсе не зачеркивается, не умаляется тем, что они испытали различные влияния. Весь вопрос заключается в том: считать- ли какого-нибудь мыслителя просто "писателем" на философские темы, воспроизводящим то, что было исследовано другими, иди же он был действительно мыслителем, {т. е. мыслил сам, а не просто делал выборку из сочинений других авторов}. Конечно, здесь всегда могут быть спорные случаи: одному исследователю какой-либо философ будет казаться "достаточно" самостоятельным, чтобы назвать его философом; - для другого данный писатель никак не заслуживает характеристики "философа". В русской философии есть очень яркий пример такого расхождения в оценках - я имею в виду Белинского (см. о нем гл. V ч. II). Никто не оспаривает его литературного таланта, но принадлежность его к истории русской {философии} не идет дальше, по мнению ряда историков, права на звание "популяризатора" современных ему философских течений в России, - тогда как другие считают его настоящим философом.

Все эти рассуждения имеют особенное значение для истории как раз русской философии. Мы уже упоминали о том, что русским мыслителям, в течение ряда десятилетий, приходилось быть в подлинном смысле "учениками" западных философов и не без труда и даже терзаний прокладывать себе свой путь философской работы. Поэтому в истории русской философии особенно много приходится иметь дело с "влияниями" западной философии. Если все же, несмотря на это, русские мыслители рано начинают (не всегда доводя до конца свои замыслы) пролагать себе свой путь и диалектически тем подготовляют возникновение, в более поздний период, оригинальных философских систем, то это, конечно, означает диалектическое и историческое единство русской философской мысли, и, тем самым, достаточно свидетельствует о ее самостоятельности, а, следовательно, и оригинальности.

Некоторые исследователи предпочитают говорить не о "русской философии", а о "философии в России", желая этим выразить ту мысль, что в русских философских построениях нет ничего "специфически русского", что русская философия не стала еще национальной, т. е. не поднялась до раскрытия и выражения основных исканий русской души. Это, конечно, неверно, мы достаточно убедимся в этом при последовательном изучении разных мыслителей.

Последнее обновление ( 11.12.2009 )
 
< Пред.   След. >

Кто Онлайн

Посетителей нет.

Последние темы форума

  1. Ну это просто супер (alexgl)