Авторизация

Поиск людей

Размышление о книге С. А. Аскольдова «Гносеология»

Технонаука: вторжение в человека Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
28.04.2015

От естественного к искусственному

Петруня О.Э.

На рубеже эпохи Возрождения – начала Нового времени (XVI–XVII вв.) в умах европейской научной элиты произошла смена картин мира. На смену прежнему, «аристотелевскому» миру пришёл мир Декарта и Бэкона. Была сформирована программа активного проникновения человеческого разума в сокрытые до того тайны материального мира.

Наиболее существенным в смене картины мира стало устранение различия между естественным и искусственным в рамках новой науки: философы и естествоиспытатели эпохи Модерна сознательно шли на отождествление естественного и искусственного.

Это способствовало становлению экспериментального естествознания и в целом принципиально новой точки зрения на человеческую природу, исключающей её духовную составляющую. В рамках этого взгляда человек есть не что иное, как «машина» (вышедший в 1747 году трактат французского учёного Ж. Ламетри так и назывался – «Человек-машина»), а душа – в лучшем случае часть или функция головного мозга.

Впрочем, если первоначально европейское естествознание уравняло естественное и искусственное, то сегодня искусственное всё более явно предпочитается естественному. Инженер становится фигурой более важной, чем естествоиспытатель, а инженерное творчество предпочитает снять все возможные ограничения ради манипуляции с реальностью – в том числе реальностью человеческого тела и сознания.

Нереальная реальность

Учёные нового типа вслед за инженерами также начинают конструировать «изучаемые» объекты, а фактически – создавать новую вымышленную реальность. Возникает технонаука, допускающая абсолютный произвол в манипуляции с реальностью, включая человека и его природу.

На самом пике советской перестройки и за несколько лет до старта глобализации в октябре 1989 г. два американских физика и кибернетика Валентин Турчин (советский эмигрант) и Клифф Джослин опубликовали программный документ, соединивший в одном концептуальном пространстве глобализационные и технократические фантазии – «Кибернетический манифест». По своей значимости и революционному характеру этот документ вполне сопоставим с «Манифестом коммунистической партии» (1848) Маркса и Энгельса. Но если «Коммунистический манифест» открывал эру социалистических революций, то «Кибернетический» – эру глобализации.

Предварить анализ «Кибернетического манифеста» хотим следующим замечанием.

Современное цивилизационное развитие с середины 90-х гг. ХХ в. определяют два процесса, теснейшим образом связанных друг с другом, – новая информационная революция и глобализация.

Под глобализацией мы понимаем целенаправленный демонтаж «устаревшей» и формирование новой социальной реальности – глобального социума по шаблонам, разработанным в исследовательских центрах, финансируемых глобальными компаниями (примерно 147 транснациональных корпораций, три четверти из которых – финансовые).

Под новой информационной (цифровой) революцией мы понимаем процесс перехода к формально-числовым (цифровым, не-аналоговым) технологиям получения, хранения, переработки и передачи информации в человеческом обществе. Современной информационной революции предшествовали две другие: появление письменности и изобретение книгопечатания.

Двуединый процесс глобально-цифровой интеграции разрушает до хаотического состояния прежнее капиталистическое общество и конструирует когнитивно-кибернетический тип социальной организации – кибер-организацию, или кибер-социум, в котором место естественных (традиционных) связей индивидов занимают искусственно (технически) создаваемые и поддерживаемые с помощью интеллектуальных кибер-технологий виртуальные связи. Новое поколение революционных когнитивных кибер-технологических новинок (инноваций) – smart-технологии – не столько меняет представление о роли информации и знания в человеческом обществе, сколько стремительно трансформирует природу самого общества и человека. Первые smart-технологии, появившиеся в сфере банковских услуг, сегодня в качестве коммуникативных стандартов глобального цифрового капитализма распространяются в область социальных отношений. Социальный инжиниринг приобретает черты хирургии доктора Моро из фантастического романа Г. Уэллса, вползая в нашу жизнь под флагом постмодернистского Good Global Society (термин американского философа-неопрагматиста Р. Рорти) или трансгуманистического Brave New World.

Киберглобализация

«Кибернетический манифест» не просто немыслим вне рамок глобализации – он её концептуально обосновывает: «…интеграция мировых культур приведёт к образованию единого мирового сообщества и мирового правительства с ответственностью за экологию Земного шара» (1) – декларируют авторы документа. Далее они описывают и другой вид кибер-интеграции: «Мы предвидим продолжение интеграции “в глубину”, а именно: физическую интеграцию индивидуальных нервных систем с созданием потенциально бессмертных человеческих сверхсуществ. Опираясь на известный эволюционно-биологический принцип: онтогенез повторяет филогенез, мы можем предположить, что человеческие индивидуумы будут рождаться и жить в молодом и зрелом возрасте подобно тому, как они живут сейчас, а затем принимать или отвергать интеграцию в сверхсущество».

При этом авторы Манифеста полагают, что маловероятно и нежелательно (!), чтобы всё человечество объединилось в единое сверхсущество. К такому объединению готовы лишь те, кто имеет волю к кибернетическому бессмертию. Остальные, как полагают кибернетические социал-дарвинисты, люди останутся в примитивном состоянии «человеческого планктона».

Кадр из футуристического фильма «Матрица». Архитектор Матрицы.

Понимая, что документ составлен хорошо оплачиваемыми учёными, можем предположить, что волей к бессмертию всегда будут обладать лишь состоятельные граждане, находящиеся объективно на высоких позициях в социальной иерархии. Но что делать, иначе нельзя?! Ведь, по мысли идеологов кибернетического подхода, «осуществление кибернетического бессмертия потребует, несомненно, чем-то пожертвовать». Роль жертвы уготована неинтегрированной части человечества, которая будет «лишь поставлять материал для сверхсуществ».

Основная роль в интегрированном человечестве должна принадлежать неким системным единицам, принимающим решения. Однако для успешного выполнения своих обязанностей по принятию решений эти системные единицы должны получать вознаграждение. От себя добавим, что, судя по всему, системные единицы, даже получив кибернетическое бессмертие, останутся по своему нравственному сознанию мелкобуржуазными элементами.

На вершинах технонауки: трансгуманизм

Как мог возникнуть Манифест, документ, содержащий идеологию технологического кибер-расизма? Очевидно, что он является выражением воли мировой финансовой элиты любой ценой сохранить за собой глобальное господство (Der Wille zur Macht, нем. воля к власти). Основанием для принятия решения о кибернетизации общества стали некоторые успехи в области информатики и кибернетики, позволившие интеллектуалам-эмпирицистам «предсказать» в ближайшее время возникновение сильного ИИ – искусственного интеллекта (strong artificial intellect, AI).

Сегодня кибернетические фантазии, интерпретированные в рамках гремучей философской смеси из спинозизма и ницшеанства, привели к возникновению мощного международного трансгуманистического движения.

В России оно представлено неправительственной организацией «Россия-2045». Главная задача, которую пытается решить трансгуманизм – изменение природы человека с целью обретения бессмертия. Поддержка данной идеи глобальными политическими игроками, о чём говорит публикация материалов, посвящённых движению «Россия-2045» и его руководителю Д. Ицкову в крупнейших западных изданиях («The New York Times», «The Times», «The Forbes» и др.), указывает на совпадение вектора Движения и глобальных политических трендов. Это вполне понятно, ведь, если кибернетическое бессмертие возможно, то возможна и бесконечная власть над миром. Собственно это прочитывается уже в озвученном выше «Кибернетическом манифесте».

Антропная альтернатива

Описанный выше техногностический бум вполне объясним кризисом прежней новоевропейской парадигмы. Уход в воображаемые миры, фантастические проекты будущего при сохранении сциентистской риторики указывают на желание сохранить старые ценности, девальвация которых, в сущности, и является главным источником кризиса. Трансгуманизм по всему может быть назван антигуманизмом, потому что главная задача, которую он решает – устранение человека и «человекомерности» из нашей жизни.

Единственным противоядием этому антигуманизму может быть антропный, «человекомерный» подход, предполагающий не эволюционное преодоление человеческой природы, а её сбережение. В основание этого подхода должен быть положен антропный онтологический принцип.

Но это уже тема для отдельной публикации…

***

(1) Турчин В., Джослин К. Кибернетический манифест. Тезис 9. Режим доступа: http://www.ets.ru/turchin/kiberman.htm


Просмотров: 1941

Ваш коментарий будет первым

Добавить коментарий
Имя:
E-mail
Коментарий:



Код:* Code

Последнее обновление ( 29.04.2015 )
 
< Пред.   След. >

Кто Онлайн

Посетителей нет.

Последние темы форума

  1. Ну это просто супер (alexgl)