Авторизация

Поиск людей

Главная arrow Статьи arrow Антропная методология или трансгуманизм
Размышление о книге С. А. Аскольдова «Гносеология»

Антропная методология или трансгуманизм Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
02.02.2017

Антропная методология или трансгуманизм: перспективы развития информационного общества сквозь призму конкурирующих парадигм

Статья опубликована в сборнике: Ценности и интересы современного общества материалы международной научно-практической конференции. Министерство образования и науки РФ; Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. М., 2015. С. 118-123.

Антропная методология и трансгуманизм, хотя и являются конкурирующими парадигмами, однако формируются в условиях трансформации классических европейских представлений о роли субъекта познания и деятельности в неклассические. Классические представления отличались установкой на максимальное дистанцирование теории познания от познающего субъекта и его характеристик. Неклассический подход признал наблюдателя не только в качестве необходимого условия познавательного процесса, но и самого результата познания. Не надо думать, что неклассический подход является радикально новым. Он всего лишь совершает акт исторической справедливости, возвращая субъекту отобранные объективистской западноевропейской установкой права.

Само значение познающего субъекта хорошо понимали уже античные авторы, однако более глубоко эта проблема разрабатывалась в византийской философской традиции. Пожалуй, самым интересным является то обстоятельство, что для античной и византийской традиций, связанных друг с другом на первый взгляд только языком, имелась идейная близость в вопросе о зависимости познания от нравственного состояния субъекта, дискурса от практики, т.е., говоря языком Канта, теоретического разума от практического.

В западноевропейской схоластике под влиянием неоплатонических штудий Августина вплоть до эпохи Возрождения познавательный субъект рассматривался в универсальном (абсолютном) измерении, другими словами, человек как субъект в познавательном плане не различался с Абсолютным субъектом (Богом). Начиная с эпохи Возрождения, на первое место все больше выходит человек как субъект действия, чем как субъект познающий, однако новое время опять заставило сделать акцент на познании, предполагая, что успехи в познании определяют успехи в деятельности. Последнее было связано с неудачей, которую потерпело перед лицом социальной практики оккультно-герметическое мировоззрение эпохи Возрождения.

Кризис западноевропейского рационализма в конце XIX в. поставил под сомнение классический взгляд на познание и его возможности. Все это способствовало девальвации ценностей «модерна», включая ценность истины. При этом большую роль играть практикоориентированные и волюнтаристские течения, особенно те, что предпочитали тему эмансипации человека от различных форм «принуждения» со стороны власти и авторитета теме познания.

Таким образом, переход к неклассическим стандартам науки и философии знаменует, по крайней мере, возвращение к теме субъекта. Однако некоторые западные интеллектуалы кинулись в другую крайность – крайность субъективизма. Этому способствовали, в частности, ницшеанство и психоанализ, поставившие под сомнение рациональность и само понятие нормы. Так Л. Витгенштейн после неудачи проекта универсального языка науки уходит в разработку концепции языковых игр, которая, по сути, превращает языковую деятельность в своего рода искусство, независимо от сферы его применения, включая науку.

Однако в рамках философии науки постпозитивистского периода все же происходит безусловно важный синтез для сохранения равновесия между субъектом и объектом познания. Речь идет, прежде всего, о концепциях науки М. Полани, Т. Куна и И. Лакатоса.

Маркером успешности такого синтеза можно считать антропный принцип в космологии (АКП), введенный в 1957 г. советским исследователем Г. М. Идлисом. Позже к этому принципу независимо пришли Р. Дикке в США (1961) и Б. Картер в Англии (1970), С. У. Хокинг, Дж. А. Уилер и другие [2]. Распространение АКП в научном сообществе можно считать антикоперниканским переворотом, и потому очень символично, что «официально» он был провозглашен в докладе Б. Картера «Совпадение больших чисел и антропологический принцип в космологии» на симпозиуме, посвященном 600-летию со дня рождения Н. Коперника, в Кракове в 1973 г. Если согласно «принципу Коперника» человечество не имеет привилегированного положения во Вселенной ни в каком смысле, то АКП, напротив, констатирует такое привилегированное положение. В своей слабой версии АКП указывает на привилегированное положение человека в качестве наблюдателя (познающего субъекта) во Вселенной, в сильной — связывает его появление (в модальности «возможно») в качестве наблюдателя с параметрами Вселенной, в финалистской — считает появление наблюдателя во Вселенной необходимым, а в формулировке «участия» (participatory principle) — утверждает необходимость существования наблюдателя до появления Вселенной. Такой наблюдатель должен обладать характеристиками абсолютного познающего субъекта, т.е. Бога.

В методологическом плане АКП выполняет роль ограничителя при выборе наиболее реалистических теорий в физике и космологии. Однако он может иметь и более широкую интерпретацию в естествознании, так как ставит «свойства физической Вселенной в зависимость от существования наблюдателя».

В отношении к весьма авторитетной сегодня теории (гипотезы) струн АКП действует весьма «безжалостно»: множественность логически (математически) возможных вселенных (минимум 10100), которую она постулирует, сводится благодаря АКП к единственно возможной — той, что обладает антропными характеристиками. Как известно, теория струн является концептуальной ступенькой на построения единой теории (теории всего), которая должна преодолеть, по мнению ее сторонников, все ограничения Стандартной модели элементарных частиц. Однако попытки найти экспериментальное подтверждение теории струн на Большом адронном коллайдере не увенчались успехом: результаты экспериментов не выходили за рамки Стандартной модели. Что касается теории всего, то она в принципе не может иметь статуса научной, так как не соответствует попперовскому критерию фальсифицируемости. Следовательно, теорию всего можно рассматривать как метафизику альтернативную антропной картине мира.

Более того, именно АКП, расширенный до универсального АП позволяет решить проблему синтеза естественнонаучного, гуманитарного и технического знания и обрисовать перспективу улучшения человеческой жизни на путях НТП, служащего человеку.

Так АП способен продемонстрировать надуманность «философии абсурда» или любых доктрин, постулирующих несоизмеримость человека и мира, а значит оправдывающих любой произвол в отношении к нему, ведь это еще более усиливает внутренний раскол человека, в частности, разрыв между теоретическим и практическим разумом, между познанием и деятельностью. АП, напротив, указывает на антропомерность мира, необходимость согласовывать свои действия с его инвариантами, а также с инвариантами человеческой природы. Так благодаря АП не только актуализируются, но и онтологизируются вопросы смысла жизни человека, нравственности и познания. Одновременно гуманитарный контекст становится мощным инструментом антропной методологии в рамках естествознания и технических наук [4].

Трансгуманизм представляет собой идейно-философское учение, главной задачей которого является изменение природы человека вплоть до ее полной трансформации в существо другого рода. Целью таких изменений является преодоление страданий, болезней и смерти, а также целого ряди проявлений социального зла: войн, преступлений, хищнического отношения к природе. Теоретическим основанием трансгуманизма является прогрессистский эволюционизм, интерпретированный в духе ницшеанского волюнтаризма, формирующего у его сторонников убеждение в возможности познающего субъекта возглавить эволюцию. С точки зрения этико-практической, трансгуманизм является движением за продолжение эмансипации индивида от различного рода ограничений – сначала культурных, а затем уже природных. При соотнесении с АП трансгуманизм может рассматриваться как волюнтаристская интерпретация синтеза сильной версии с версией «участия». Обоснованность такого подхода не может не вызывать сомнений, не смотря на попытку рационализации трансгуманизма в «Кибернетическом манифесте» В. В. Турчина и К. Джослина [6]. Особенно остро эта проблема обнажается в связи с тем, что сегодня реализуется проект информационного (постиндустриального) общества с использованием конвергентных (НБИКС) технологий. Это означает выбор трансгуманистической перспективы без какого-либо обсуждения или проверки ее возможной осуществимости без нанесения вреда человеку как виду.

В связи с этим необходимо упомянуть о мировом кризисе, который был официально признан мировой политической элитой в 2008 г. Источником кризиса является разрушение ценностно-смыслового ядра западного общества, который выше мы обозначали как кризис классической модели. Поскольку к началу ХХI в. вестернизация достигла глобальных масштабов, кризис стал общемировым. Ситуация усугубляется тем, что в начале 70-х гг. ХХ в. в рамках Трехсторонней комиссии капиталистическими элитами было принято решения об изменении вектора НТП. Целенаправленно были закрыты целые направления научно-технического творчества и открыты широкие возможности для технологий так или иначе способствующих реализации трангуманистического проекта.

Реализация нового проекта вступила в полную силу с начала 90-х гг. ХХ в. после развала Советского Союза. Чаще всего он маркируется термином глобализация, которая таким образом должна пониматься как целенаправленный демонтаж «устаревшей» и формирование новой социальной реальности – глобального социума по шаблонам, разработанным в исследовательских центрах, финансируемых глобальными компаниями (примерно 147 транснациональных корпораций, ¾ из которых – финансовые). Технологической основой глобализации являются формально-числовые (цифровые, не-аналоговые) технологии получения, хранения, переработки и передачи информации. Цифровая интеграция разрушает до хаотического состояния человеческое (антропное) общество и конструирует когнитивно-кибернетический тип социальной организации – кибер-организацию, или кибер-социум, в котором место естественных (традиционных) связей индивидов занимают искусственно (технически) создаваемые и поддерживаемые с помощью интеллектуальных кибер-технологий виртуальные связи. Новое поколение революционных когнитивных технологических новинок (инноваций) не столько меняет представление о роли информации и знания в человеческом обществе, сколько стремительно трансформирует природу самого общества и человека. Социальный инжиниринг, значительно превосходящий по своим возможностям хирургию доктора Моро (Г. Уэллс), обещает светлое будущее не столько формате Good Global Society (Р. Рорти), сколько – Brave New World (О. Хаксли) [5].

Таким образом, человечеству предложен безальтернативный сценарий развития, который призван поменять не столько сам мир, сколько представление о нем.

Еще М. Маклюэн в конце 50-х гг. ХХ в. показал, что технологическое новшество способно как усилить способности человека, так и подменить (ампутировать) их [3]. Технологическая симуляция сознания, на которую он указывал в связи с электрическими технологиями, создает опасность психоделического эффекта. Состояние сознания человека в этом случае напоминает крайние формы шизоидного отделения от мира, вплоть до полного отделения воображения от всего остального (шизофренического распада).

Для обслуживания трансгуманистической перспективы в рамках наук о человеке создана и поддерживается нейрофилософия. Нейрофилософия представляет собой результат конвергенции материализма и позитивизма. Материализм дает нейрофилософии оптимистический взгляд на познание и разрешает психофизическую проблему в свою пользу. Позитивизм дает нейрофилософии «элиминативное оружие» против метафизики, которая исключается из исследовательского поля вместе со всеми достижениями философии и психологии сознания. Набирающий в современной науке силу «элиминативный тренд» в сущности представляет собой попытку избавиться от «человеческого слишком человеческого» и решить раз и навсегда неудобную психофизическую проблему. Отказ от психического в пользу исключительно соматического, замена понятия «сознание» понятием «мозг» в научном исследовании, онтологии «функциологией» указывает на подмену предмета исследования, что, безусловно, скажется и уже сказывается на таких отраслях знания как биомедицина, инженерная психология и эргономика, психиатрия и клиническая психология, психофизиология, искусственный интеллект.

Так сегодня не только наша страна как коллективный субъект, но человечество в целом, находится в состоянии растерянности, а кто-то и когнитивного диссонанса, который особенно остро ощущает научное сообщество. Это происходит от того, что пока еще не потерявшее критическое восприятие реальности человечество, ожидая декларируемого светлого будущего сталкивается с углублением кризиса. Одной из граней такого положения дел является следующее противоречие. С одной стороны, в общественном сознании поддерживается убеждение в необходимости науки и ее фундаментальной значимости для общественного развития; с другой, развитие науки и ее различных приложений тормозится всеми возможными способами, как организационными (целенаправленное закрытие перспективных направлений путем недофинансирования, скупки и сокрытия патентов и т.п.), так и когнитивными (навязывание нерелевантных критериев научности и эффективности).

Тем не менее большими успехами трансгуманизм похвастаться не может, поэтому на его обслуживание бросается все больший штат специалистов по рекламе и PR. Уход в воображаемые миры, фантастические проекты будущего при сохранении прежней риторики указывают на желание не расставаться со старыми ценностями, девальвация которых, в сущности, и является главным источником кризиса. Трансгуманизм по всему может быть назван антигуманизмом, потому что главная задача, которую он решает – устранение человека и «человекомерности» из нашей жизни.

Антропный подход, в основании которого кладется АП как метанаучное (метафизическое) онтологическое допущение (постулат), формирует антропную картину мира, а также соответствующую ей антропную методологию, накладывающую ограничения как на выбор научных гипотез, так и на действия (включая технологические и политические решения), способные нанести вред человеку. Поскольку мир имеет антропные характеристики, постольку любое анти-антропное действие будет иметь тяжелые последствия. К сожалению, эти последствия часто имеют достаточно продолжительные сроки актуализации и проявляются через поколения. Например, только в рамках антропной методологии можно понять истинные экологические угрозы и вызовы, перед которыми поставлено современное человечество. Она вполне согласуется с различными разделами биомедицины и психофизиологии, с концепцией гибридного интеллекта В.Ф. Венды и другими «дружественными человеку» концепциями и подходами.

К сожалению, антропное движение в науке, философии и практике довольно слабое.

Антропная наука способна преодолевать национально-культурные границы и особенности, так как истина в идеальном смысле (как ценность и цель) антропологически универсальна.

Литература

  1. Венда В.Ф. Системы гибридного интеллекта : Эволюция, психология, информатика. – М. : Машиностроение, 1990. – 448 с.
  2. Кузнецов В. И., Идлис Г. М. Важный аспект проблемы интеграции образования и науки // Вестник Российской Академии Наук, 2000. – Т. 70. – № 12.
  3. Маклюэн М. Понимание Медиа: Внешние расширения человека / Пер. с англ. М.; Жуковский: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле» , 2003.
  4. Петруня О.Э. Антропная методология и кибернетический трансгуманизм. К вопросу о двух стратегиях познания и социального развития // Метапарадигма: богословие, философия, естествознание: альманах. — СПб.: ООО «Издательско-полиграфическая компания «КОСТА», 2015. – Вып. 6. – С. 22–49. 3.
  5. Петруня О.Э. Новые технологии и онтологическая перспектива человечества. Сборник материалов XVI конференции «Наука. Философия. Религия» : Человек перед лицом новейших информационных и коммуникационных технологий (г. Дубна, 21–22 октября 2013 г.). – М. : Фонд Андрея Первозванного, 2014. С. 311–333.
  6. Турчин В., Джослин К. Кибернетический манифест. Режим доступа : http://www.ets.ru/turchin/kiberman.htm

Просмотров: 304

Ваш коментарий будет первым

Добавить коментарий
Имя:
E-mail
Коментарий:



Код:* Code

 
< Пред.   След. >

Кто Онлайн

Посетителей нет.

Последние темы форума

  1. Ну это просто супер (alexgl)