Авторизация

Поиск людей

Главная
Advertisement

Внимание новые статьи!

В разделе "Новости" появились новые новости.

Внимание новые новости!

В разделе "Статьи" появились новые статьи.
Размышление о книге С. А. Аскольдова «Гносеология»

В чем же революционность «Структуры научных революций»? Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
01.07.2009

Белова Е.А., Петруня О.Э.


Увидевшая свет в 1962 году, книга Куна «Структура научных революций»1 вызвала мощный резонанс. Основные ее положения встретили множество возражений и породили многолетние споры.

«Что в ней особенного? Что в ней не так? Что в ней революционного?» – вопросы, которые мы задали себе, познакомившись с основными тезисами, вызвавшими «волнение в массах», с обстоятельствами полемики, аргументацией непримиримых оппонентов.
На наш взгляд, по содержанию книга является сборником исторических фактов, описывающих события в науке революционного характера. Само описание сопровождается историческим анализом. На основе этого Кун вывел некоторые закономерности развития науки. Благодаря американскому исследователю в научный обиход вошел ряд понятий. Исходя из этого можно сказать, что книга Куна – это размышления на тему научных революций, а не теория этих самых революций.
Обратимся к основным идеям книги.
Самым известным понятием книги становится понятие парадигмы. Парадигма – это принятая модель или образец решения какой-либо задачи. Период господства парадигмы Кун называет нормальной наукой, а период смены парадигм – научной революцией. Смене парадигм предшествует много обстоятельств, прежде всего, обнаружение аномалии в научном опыте, выделение её из общей теории, дополнительное исследование, создание новой теории, объясняющей данную аномалию и, наконец, получение новой теорией статуса парадигмы.
Понятие научной революции, в свою очередь, можно раскрыть через понятие научного открытия. Само открытие подразумевает эксперимент и пробную теорию, объясняющую суть происходящего в эксперименте. И только, когда эксперимент и пробная теория оказываются соответствующими друг другу, возникает открытие и теория может стать парадигмой. Кун показывает, что появление конкурирующей новой теория, часто встречает сопротивление научного сообщества. Американский философ хорошо иллюстрирует это примером психологического эксперимента.
Когда человеку надевают очки, которые переворачивают всё «вверх дном», он сначала не может ориентироваться в пространстве – ведь весь мир для него стал другим. Но со временем человек привыкает к изменившемуся образу реальности. Таким образом, чтобы создать новую теорию, необходимо отказаться от «нормального» исследования. Задачи-головоломки – особая категория проблем, с которой приходится сталкиваться исследователю. Они служат пробным камнем для проверки его таланта и мастерства. Ученого увлекает уверенность в том, что если он будет достаточно изобретателен, то ему удастся решить головоломку, которую до него не решал никто или в решении которой никто не добился убедительного успеха. С другой стороны, головоломка должна иметь гарантированное решение в рамках парадигмы. Должны существовать также правила, которые ограничивают как природу приемлемых решений, так и те шаги, посредством которых достигаются эти решения. Если же головоломка требует новой теории или дополнений к старой, то таких теорий может стать слишком много. Умножение вариантов теории есть симптом кризиса в науке.
Есть еще более простой вариант понять принцип научных революций: сравнить их с политическими революциями. Зарождение недовольства – это предчувствие аномалии в обычном опыте, разрастание недовольства – это научные эксперименты с последующим научным открытием, непосредственно революция, смена приоритетов. Очевидно, что куновское описание истории науки расходится с описаниями традиционных учебников и научных книг. Понятие науки, выведенное из них, вероятно, соответствует действительной практике научного исследования не более, чем сведения, почерпнутые из рекламных проспектов для туристов или из языковых учебников, соответствуют реальному образу национальной культуры.
В критике куновской нормальной науки можно выделить три направления. Во-первых, полное отрицание самого существования нормальной науки. По мнению некоторых, наука никогда бы не сдвинулась с места, если бы основной формой деятельности ученых была нормальная деятельность, как ее представляет Кун. Такой точки зрения придерживается Дж. Уоткинс. Второе направление в критике нормальной науки представлено К. Поппером. Он в отличие от Уоткинса не отрицает существования в науке такого периода, как нормальное исследование в понимании Куна. Поппер говорит, что различие между нормальной наукой и революционной практикой в науке, может быть, не такое резкое, каким его делает Кун. Поппер неоднократно подчеркивал, что в характеристике Куном нормальной науки отражен реально существующий и очень важный момент. Однако, по мысли Поппера, нормальная наука Куна не только не является нормальной, но и представляет опасность для самого существования науки. На самом деле, полагает Поппер, хотя ученый и работает обычно в рамках какой-то теории, при желании он может в любой момент выйти за эти рамки. Правда, при этом он окажется в других рамках, но эти другие рамки будут лучше и просторнее. Согласно третьему направлению критики нормальной науки, предполагается, что нормальное исследование существует, но оно не является основным для науки в целом.
Итак, научная революция начинается с сомнения в парадигме и последующего расшатывания правил нормального исследования. Однако эти процессы зачастую носят иррациональный характер. Признание иррационального фактора в развитии требует от исследователей отказа от старых, «нормальных» представлений о науке. А это уже научная революция.


Сноски

1  -  Kuhn T. Structure of scientific revolutions. Chicago, 1962.


Просмотров: 7734

Ваш коментарий будет первым

Добавить коментарий
Имя:
E-mail
Коментарий:



Код:* Code

Последнее обновление ( 20.07.2009 )
 
< Пред.   След. >

Кто Онлайн

Посетителей нет.

Последние темы форума

  1. Ну это просто супер (alexgl)