О законах взаимной адаптации и трансформации систем
10.04.2017

В.Ф. Венда

Формулируются общие законы взаимной адаптации и трансформации, описыва-ющие процессы развития и преобразования живых, неживых и комплексных систем. Предложенные законы согласуются с основными принципами и законами общей тео- рии систем и дополняют их.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: структура системы, система человек – машина – среда, ко-адаптика, коэволюция, психологические факторы сложности мышления, связь вос-приятия и мышления.

ВЕНДА Валерий Фёдорович – доктор психологических наук, профессор, профес-сор Крымского гуманитарного университета, почетный член Общества человеческих факторов и эргономики США (с 2002).

Цитирование: В.Ф.Венда. О законах взаимной адаптации и трансформации си-стем // Вопросы философии. 2017. № 2. С. 94–105.

Voprosy Filosofii. 2017. Vol. 2. P. 94–105.
On the Laws of Mutual Adaptation and Transformations of the Systems Valeri F. Venda,

Formulates the General laws of mutual adaptation and transformation, describing the processes of development and transformation of the living and nonliving complex systems. The proposed laws are consistent with the basic principles and laws of General systems theory and complement them.

KEY WORDS: system structure, human-machine-environment systems, coadaprics, coevolution, psychological factors of complexity, perception and thinking.

VENDA Valeri F. – DSc of psychological sciences, professor Crimean university for the humanities, honorary member of Human factors and ergonomics society, USA (2002).

Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Citation: Venda V.F. On the Laws of Mutual Adaptation and Transformations of the Systems // Voprosy Filosofii. 2017. Vol. 2. P. 94–105.

О законах взаимной адаптации и трансформации систем

В. Ф. ВЕНДА

Исполнилось 55 лет со дня публикации в “Вопросах философии” статьи В. А. Лекторского и В. Н. Садовского, которая ввела в обиход нашей науки идеи и методологию общей теории систем и по праву вошла в золотые страницы журнала [Лекторский, Садовский 1960]. Предложенная авторами оригинальная философская трактовка общей теории систем вызвала также огромный интерес к трудам Л. Берталанфи, А. А. Богданова, В. М. Бехтерева, П. К. Анохина, Р. У. Эшби, С. Т. Бира, Р. Л. Акофа, И. Пригожина и других. Была обоснована возможность поиска новых законов, действующих в самых различных системах. В. М. Бехтерев говорил о поиске “единых принципов мирового процесса” [Бехтерев 1994]. П. К. Анохин первым рассмотрел системогенез в биологической эволюции [Анохин 1948]. Важные общесистемные принципы и законы были выдвинуты А. А. Богдановым, заложившим основы общей организационной науки, названной им тектологией [Богданов 2003].

П. К. Анохин резко критиковал общую теорию систем, отмечая ее “…теоретическую неопределенность, отсутствие связи с конкретными научными дисциплинами и неконструктивность основных положений… [которые] являются следствием игнорирования основной проблемы системологии – раскрытия системообразующего фактора” [Анохин 1971, 26]. Критика имеет два аспекта. Первый справедливо указывает на то, что общая теория систем не решила проблему универсального системообразующего фактора и оставила без внимания формирование и развитие структур систем. Ответу на эти вопросы в значительной степени посвящена эта статья. Второй аспект критики общей теории систем П. К. Анохиным касается неприменимости этой теории высокого методологического уровня непосредственно к решению задач конкретных наук. Эта критика на самом деле должна быть адресована не столько общей теории систем, сколько тем конкретным наукам, которые не сумели приспособить методологию общей теории систем, перебросить необходимый концептуальный мост. Для автора общая теория систем послужила основой решения многих прикладных задач [Венда 1969; Венда 1975]. В 1960 г. было получено задание создать методологи-ческую концепцию и спроектировать первую в СССР автоматизированную систему управления энергоблоком с применением зарождавшихся компьютеров. Возникла теоретическая и практическая задача гармоничного сочетания человека-оператора с компьютерами и другими информационными технологиями. Идеи общей теории систем помогли объединить подходы и достижения инженерных наук, психологии и изобразительного искусства. Эти методы вышли далеко за рамки новой тогда инженерной психологии [Ошанин, Венда 1962]. Были тщательно изучены поиски К. С. Малевича, который нашел изобразительные средства активного управления процессом восприятия людьми его произведений. Эти находки художника оказались особенно продуктивными для новых задач гармоничного сочетания человека и искусственной среды, для художественного конструирования (дизайна) информационных систем. Общая теория систем помогла осуществить взаимную адаптацию инженерных, психологических и эстетических методов, добиваясь их гармонии с учетом требований эффек-тивности и гуманизации систем человек – машина – среда. На этой методологической основе удалось произвести революцию в дизайне информационной техники [Венда 1969, Венда 1975].

Автором была создана новая наука о методах оценки и повышения совместимости человека и информационной техники. Только через тридцать лет эта наука под названием “юзабилити” была вновь основана в США и стала чрезвычайно популярной. Российский приоритет в создании юзабилити был доказан [Венда, Венда, Венда 2013а; Венда, Венда, Венда, 2013б]. Впервые законы взаимной адаптации были сформу-лированы автором применительно к системам человек – машина – среда [Венда 1985]. За прошедшие годы изменились физически средства информационной технологии. Однако осталась в целом неизменной основанная на общей теории систем методология взаимной адаптации между структурой процессов восприятия информации и мышлением человека, между эффективностью принятия решений и психологическими факторами сложности решения задач [Венда 1975; Венда 1990; Lomov, Venda 1977]. Ка-завшиеся когда-то фантастическими предложенные автором идеи индивидуальной адаптации компьютеров к пользователям и синтеза человеко-машинных систем гибридного интеллекта теперь широко воплощены в практику интернета и юзабилити.

Доказано, что диалог человека с компьютером на самом деле является его диалогом не с “железным ящиком”, а с людьми, которые материализовали свои знания в компьютерные программы и структуру информации на дисплеях. Изучение опосредованного компьютером скрытого диалога между разными людьми, разделенными временем, приобрело важное методологическое и практическое значение [Венда 1975; Венда 1990].

Универсальный системообразующий фактор

В общей теории систем остался открытым вопрос, как формируется и изменяется структура системы. Л. Берталанфи предложил понимать под системой “комплекс элементов, находящихся во взаимодействии” [Bertalanffy 1957, 19]. В развитие этого положения М. И. Сетров сформулировал “принцип совместимости” [Сетров 1971]. Вместе с тем взаимодействие является необходимым, но не достаточным условием включения объектов в систему. А. А. Богданов утверждал, что необходимой основой всякой устойчивой системной дифференциации является развитие взаимно-дополнительных связей между её элементами. Возникает вопрос: а как эти связи формируются?

Поиск механизмов формирования структур систем привел нас к выводу о том, что универсальным системообразующим фактором являются процессы взаимной адаптации, которые протекают между внутренними компонентами всех живых, неживых и комплексных систем. В зависимости от своей структуры и от актуальной окружа-ющей среды система формирует стратегию взаимной адаптации с другими системами и со средой. В результате взаимной адаптации между стратегиями взаимодействующих систем складываются группы, например семьи, экосистемы, социумы, нации, межгосударственные союзы. При определенных условиях, если какие-то компоненты системы вынуждают выходить за пределы, приемлемые для них, возможны процессы дезадаптации, система распадается, структурно трансформируется или между ее быв-шими компонентами возникают конфликты.

Наука о взаимной адаптации разных систем и их компонентов, в том числе людей в семьях и трудовых коллективах, государств, различных организмов в экосистемах путем их взаимной адаптации между собой и с внешней средой была названа коадаптикой [Венда 1990]. Ниже предлагаются законы коадаптики.

Закон взаимной адаптации. Развитие любой системы включает в себя процесс взаимной адаптации между компонентами системы и между системой в целом и внешней средой.

Процессы взаимной адаптации можно найти в каждой развивающейся системе. Эмбрион в чреве матери или в пробирке не только реализует программу, заданную ДНК, но и осуществляет взаимную адаптацию между своими клетками, органами и внешней средой. Именно поэтому и клоны от одного донора, и однояйцовые близнецы отличаются друг от друга и все же являются жизнеспособными. Процесс взаимной адаптации, обеспечивающий выживание мутантов, является необходимым фактором биологической эволюции. Взаимная адаптация разных видов в экосистеме способствует их жизнеспособности.

А. А. Богданов ввел “принцип прогрессирующей механизации”, определяющий образование устойчивых дегрессивных комплексов, составляющих скелет системы. Скелет связывает пластичную часть системы. Он стремится удержать её в рамках своей формы, а тем самым задержать рост, ограничить её развитие [Богданов 2003]. Там же указано, что функции дегрессивных комплексов не исчерпываются механизацией (как ограничением разнообразия собственных процессов систем и комплексов), но также ограничивают разнообразие внешних процессов, к которым может приспособиться данная система. Представляется, что предлагаемый нами закон взаимной адаптации в определенной степени дополняет концепцию А. А. Богданова.

Закон взаимной адаптации согласуется и с “принципом актуализации функций” М. И. Сетрова. В соответствии с этим принципом объект выступает как организованный лишь в том случае, если свойства его частей проявляются как функции сохранения и развития этого объекта [Сетров 1971]. Именно на это направлены процессы взаимной адаптации на всех уровнях структуры системы. Вместе с тем принцип актуализации функций неприменим, если структура системы изменяется, трансформируется. Здесь нам понадобится закон трансформации, который описал бы не только процессы поступательной функционализации элементов, предложенные Сетровым, но и переход к другой структуре, когда непрерывное становление функций элементов системы пойдет по новому пути, обусловливая существование системы с новой структурой. С учетом теории функциональных систем П. К. Анохина [Анохин 1971, Анохин 1980] можно предположить, что развитие человека, общества, любой живой системы отличается от развития неживых систем тем, что оно представляет собой процесс взаимной опережающей многоуровневой адаптации внутренних органов человека (членов общества, особей) между собой и человека (общества, экосистемы) в целом с внешней средой.

Между структурой человека на всех ее уровнях (клеточно-генетическом, анатомическом, физиологическом, психофизиологическом, психологическом и социальном) и стратегией человека, которая включает два основных уровня, ответственных за общение и профессиональную деятельность, психологический и социальный, происходит постоянная взаимная адаптация. Многоуровневая структура человека, в том числе его мышление, религиозные верования, влияют на желаемую и доступную для данного индивида стратегию взаимной многоуровневой адаптации его как целостной системы с другими людьми, обществом и окружающей средой, обусловливая мотивацию его поведения. При этом нередко извне оказывается воздействие на стратегию индивида, вынуждая его к нежелательным структурным изменениям. Активное сопротивление нежелательной взаимной адаптации, применение искусственных орудий труда и защиты от среды препятствует эволюции человека как вида. Процессы взаимной адаптации существенно определяют развитие личности человека и его профессиональной деятельности [Венда 1983; Венда 1985].

Закон взаимной адаптации является более общим, чем некоторые известные законы. Например, частным случаем закона взаимной адаптации можно считать известный в психологии закон преодоления комплекса неполноценности, открытый А. Адлером [Фресс, Пиаже (ред.) 1975]. В соответствии с этим законом человек стремится к личностной значимости, власти и превосходству, чтобы преодолеть ощущение собственной неполноценности, возникающее в детстве в результате большей компетентности взрослых. Исходя из закона взаимной адаптации, такие устремления в поведении людей направлены на защиту собственной внутренней структуры. Человек может бороться за сохранение собственной структуры путем трансформации структуры общества, т.е. политической борьбы и даже революции. При этом он может стремиться стать лидером. Если лидер становится диктатором, тогда он взаимно адаптируется с другими людьми в основном путем насильственной адаптации, подчинения их себе, принимает собственные единоличные решения. В результате интеллектуальный потенциал общества низводится до интеллектуального потенциала одного человека. В то же время, поскольку члены авторитарного общества адаптируются к одному человеку, исповедуемой им идеологии, они оказываются хорошо адаптированы между собой, составляя единую спаянную когорту. Именно поэтому авторитаризм эффективен на этапе реализации решений, поскольку члены общества трудятся, воюют и синхронно шагают в заданном вождем направлении. Такое явление прослежено на примере Гитлера и Наполеона [Венда 2014 web; Венда 2015 web]. Однако авторитаризм, особенно если лидер не гений, каким был Наполеон, уступает демократии при поиске решений. Демократическое общество теоретически стремится к равной взаимной адаптации граждан между собой и может действовать как система гибридного интеллекта [Венда 1990].

В закон взаимной адаптации укладывается как частный случай закон оперантного научения, или приобретения, сформулированный Б. Ф. Скиннером [Skinner 1953]. Действительно, любые действия человека, успешно охраняющие его психофизиологическую структуру, поддерживаются обратной связью как частным случаем процессов взаимной адаптации, закрепляются и повторяются в будущем. Закон взаимной адаптации дополнительно разъясняет и более частный закон возвышения потребностей в онтогенезе, предложенный А. Х. Маслоу [Maslow 1970]. В случае успеха в охране своей базовой структуры индивид может переносить внимание на удовлетворение более высоких потребностей, в частности, за счет большей адаптации структур других людей с помощью власти и денег к лучше сохраняемой и развиваемой при этом собственной структуре. В случае неудач в сохранении своей структуры человек может не развивать более высокие потребности и некоторые высшие психические функции.

Общеизвестно, что человек и любая другая живая система прежде всего ощущает изменение, динамику среды. При статическом сигнале ощущение угасает. Динамика среды, которая может нарушить структуру, мотивирует активизацию взаимной адаптации. Живая система всегда стремится к достижению внутренней и внешней взаимной адаптации. Однако достижение полной взаимной адаптации устраняет мотивацию активности жизненных процессов и означает смерть системы. Действия, бесполезные или даже вредные с точки зрения научного терапевтического влияния, веками утверждались и успешно применялись именно потому, что они вносили дисбаланс и активизировали процессы взаимной адаптации в организме, помогая человеку в состоянии тяжелой депрессии, хронической болезни и т.п. Как правило, люди как биологический вид минимизируют свою биологическую эволюцию, изменяя орудия труда, организуя коллективные действия. Однако в отдельных случаях человек, напротив, сознательно допускает глубокие изменения в своем организме ради достижения поставленной цели. Например, тренировка космонавта сказывается на изменении многих уровней индивидуальной структуры, от социального и психологического до клеточно-генетического. Успешность взаимной адаптации со средой, в том числе деятельности человека, измеряется критериями эффективности, т.е. показателями, которые люди стараются максимизировать. Сюда могут относиться, например, производительность труда, зарплата, продвижение по службе, вероятность успеха, число задач, решенных за определенное время. Критерий, обратный эффективности, применяемый для той же системы, например, индивида, называется сложностью. Сложность измеряется потерями, например временем, затраченным на решение задачи, вероятностью неуспеха и т.д. Критерии эффективности и сложности находятся в обратной зависимости друг к другу, их произведение или сумма может приравниваться к единице или приниматься за 100% [Венда 1990].

Для снижения сложности труда операторов большое внимание было уделено исследованию связей между восприятием, в том числе тем, как визуально или мультимедийно представлены условия задачи, и сложностью мыслительного процесса ее решения. Возник обширный класс психологических проблем, связанных с изучением восприятия и мышления. Это привело к созданию методов оптимизации дисплеев и науки юзабилити [Венда 1969; Венда 1972; Венда 1975; Венда, Венда, Венда 2013а].

Закон максимума эффективности. Эффективность системы при определенной ее структуре максимальна, если значение контролируемого фактора взаимной адаптации оптимально. Другими словами, эффективность системы при определенной ее структуре есть колоколообразная, т.е. с единственным максимумом, функция любого избранного фактора взаимной адаптации.

Закон был подтвержден в многочисленных экспериментах [Венда 1990; Venda, Venda 1995]. Например, скорость чтения информации испытуемыми (критерий эффективности) оказалась колоколообразной, т.е. одногорбой функцией скорости движения текста на экране компьютера как фактора взаимной адаптации человека с компьютерным текстом. Скорость печатания на ноутбуке есть функция колоколообразной формы при изменении высоты расположения ноутбука, если человек использует постоянную стратегию чтения, например, слогами, словами или абзацами, находясь в одной позе, сидя или стоя. Эффективность регулирования технологических параметров оператором оказалась колоколообразной функцией числа параметров, которые одновременно воспринимал и регулировал оператор [Венда 1969].

Предлагаемый закон обобщает ряд известных законов. Например, Йеркс и Додсон [Фресс, Пиаже (ред.) 1975] изучали эффективность деятельности в зависимости от уровня мотивации. В их случае уровень мотивации был фактором взаимной адаптации человека со средой. Они обнаружили, что кривая эффективности имеет колоколообразную форму с максимумом при оптимальном уровне мотивации. Таким образом, закон Йеркса и Додсона является частным случаем предлагаемого закона максимума эффективности.

В качестве фактора взаимной адаптации может быть взята любая психическая функция, любой параметр среды или средств деятельности. Например, это может быть объем информации о задаче, предъявляемый оператору или первокласснику. Если информации мало, недостаточно для решения задачи или понимания смысла, эффективность решения (например, вероятность решения задачи за определенное время) будет низкой. Наращивая объем информации, мы повышаем эффективность и так достигаем ее максимума. Дальнейшее увеличение объема информации затрудняет выбор полезных данных и снижает эффективность решения [Венда 1975; Венда 1990].

Оптимизация объема информации, предъявляемой пользователю банковского интернет-счета, является одним из параметров, часто оптимизируемых методами юзабилити. В качестве факторов взаимной адаптации, оптимум которых максимизирует критерий эффективности, можно назвать цену товара, назначаемую торговцем и влияющую на прибыль торговли. Фирма, продающая свой товар слишком дешево или слишком дорого, теряет в общей прибыли.

Изучая причины Чернобыльской аварии, мы установили, что и уровень образования операторов имеет оптимум, превышение которого ведет к снижению эффективности их деятельности [Венда 1990; Venda, Venda 1995]. Операторы со средним техни-ческим образованием, как это заведено в США, обнаружив опасное отклонение параметров АЭС, не задумываясь, поскольку они не понимают физики процесса и знают только инструкцию, немедленно отключили бы энергоблок. Слишком высококвали-фицированные инженеры-операторы Чернобыльской АЭС заинтересовались необычным и, как им показалось, чрезвычайно интересным для науки ходом эксперимента. Они продолжили наблюдение, упустили время и аварийная система уже не остановила слишком перегретый реактор.

“Форбс” опубликовал исследования, установившие, что уровень зарплаты имеет оптимум, при котором счастье человека имеет максимальный уровень [Forbes 2012 web]. В некоторых случаях может показаться, что экспериментальные результаты противоречат предлагаемому закону максимума эффективности. Например, закон Вебера – Фехнера устанавливает линейную связь между яркостью сигнала – в наших терминах, фактором взаимной адаптации, и скоростью реакции на сигнал – эффективностью. Эксперименты велись в ограниченном диапазоне сравнительно низких яркостей. Можно с уверенностью предположить, что при более высоких уровнях яркости был бы достигнут максимум скорости реакции, а при дальнейшем повышении яркости до ослепляющего уровня скорость реакции стала бы снижаться. Во всех случаях публиковавшиеся ранее выводы о линейной зависимости, например, скорости решения оперативной задачи от объема предъявленной на дисплее недостаточной информации, при проверке оказывались ошибочными. Мы повторяли эксперименты и устанавливали, что эти зависимости имеют колоколообразную форму, если объем информации увеличивался до оптимального уровня и далее, в зону информационной перегрузки человека [Венда 1969; Венда 1975; Венда 1990].

Закон множественности структур. Система может иметь ряд структур, каждой из которых соответствует особая колоколообразная кривая зависимости эффективности системы от фактора взаимной адаптации системы со средой.

Представьте две колоколообразные кривые, описывающие зависимость эффективности адаптации (Qi) от одного фактора взаимной адаптации F для двух разных структур системы (Q1 и Q2). Например, человек может читать один и тот же текст словами или целыми абзацами. Изменяя скорость движения текста на экране как фактор F, мы получим его разные оптимальные значения F1opt и F2opt, а также эффективности чтения Q1max и Q2max для каждой из этих двух структур деятельности человека при чтении. Стратегии S1 и S2 могут принадлежать двум людям, говорящим на разных славянских языках. Эффективность общения этих людей будет поначалу сравнительно низкой и равняться ординате точки пересечения двух колоколообразных кривых, Q1,2. Дальнейший процесс взаимной адаптации этих двух людей будет состоять в освоении ими языков друг друга и выражаться как движение кривых Q1 и Q2 навстречу друг другу. При этом точка пересечения кривых Q1,2 будет повышаться, обозначая повышение эффективности их общения.

Параметр взаимной адаптации F может рассматриваться как фактор эффективности для соответствующей стратегии слева от максимумов Q1max и Q2max, поскольку увеличение значения этого фактора ведет к повышению эффективности. Тот же фактор внешней среды является фактором сложности справа от максимумов Q1max и Q2max отдельно для каждой стратегии.

Закон позволил теоретически изобрести и спроектировать новый тип рабочих мест для сборщиков электронных приборов. Раньше они работали, низко наклоняя шею, чтобы видеть спаиваемые детали. Мы построили кривые для глаз и для рук как функции угла наклона электронной панели. Оказалось, что оптимумы кривых отстоят друг от друга на большую разницу углов. Пересечение кривых указало на низкий уровень комфорта при совместной работе глаз и рук. Следовательно, глаза и руки должны работать независимо. Так мы создали рабочие места, где руки работали на столе, а глаза наблюдали эти операции по телевизору [Venda, Venda 1995; Venda, Kalin 2008]. Это предупредило ранее частые заболевания шейных позвонков.

В этом и более ранних проектах мы рассматривали взаимодействие неизменных структур. В. Н. Садовский отмечал, что “Системные исследования охватывают… анализ неравновесных и необратимых состояний систем” [Садовский 2004, 28]. А. А. Богданов предложил закон расхождения и “принцип взаимно-дополнительных соотношений” [Богданов 2003, 198]. Он справедливо утверждал, что преобразование системы неизбежно должно включать в себя ее частичную дезорганизацию. Эти важные по-ложения учитывались в наших исследованиях [Венда 1980; Венда 1990; Venda, Venda 1995], которые позволили сформулировать закон трансформации структур систем.

Закон трансформации структур систем. Структуры системы трансформируются одна в другую с минимальной потерей эффективности через общее для них состояние системы. Состояние системы, общее для двух структур, отражается как точка пересечения их колоколообразных кривых. Поскольку существует разница между оптимальными значениями фактора взаимной адаптации для двух структур, пересечение этих кривых происходит при эффективности ниже максимальных значений эффективности для этих структур, поэтому эффективность системы в общем для структур состоянии ниже максимумов для этих структур. Следовательно, трансформация между структурами происходит в седловине между максимумами [Венда 1990; Venda, Venda 1991]. В то же время любая другая траектория трансформации одной структуры в другую приведет к еще большему снижению эффективности системы и общим ее потерям.

Важное следствие закона трансформации состоит в том, что даже прогрессивная трансформация от менее эффективной к более эффективной структуре происходит с временным снижением эффективности системы. Например, трансформация социалистической экономики СССР в потенциально более эффективную рыночную экономику в любом случае происходила бы с временным спадом экономики. Однако этот спад был бы намного меньше и краткосрочнее, если бы он был организован в соответствии с законом трансформации. Такой план трансформации экономики страны предложил и энергично, но тщетно отстаивал автор [Васин 1995].

В книге [Венда 1990] рассмотрены различные варианты трансформаций, а так-же других видов переходов между двумя, тремя и более структурами системы. Там же предложен новый тип графических моделей, квадриграммы, с четырьмя квадрантами, позволяющие представлять любые экспериментальные полициклические процессы, в том числе продолжительные многоходовые процессы взаимной адаптации.

Закон позволил открыть новый класс кривых обучения. Если представить, что человек начинает обучаться с нулевого уровня эффективности чтения по буквам как стратегии S1 и постепенно приближается к максимальной эффективности этой первой стратегии Q1max, то эта часть обучения будет описываться предложенной Эббингаузом в 1890 г. и долго остававшейся классической монотонной, экспоненциальной кривой обучения. Допустим, человек обучался читать по буквам (S1), дошел до максимума скорости чтения по буквам Q1max при скорости движения текста на экране F1opt, а потом мы повысили скорость движения текста на экране. Дальнейшее использование стратегии снизит скорость чтения и понимания текста.

При более высокой скорости движения текста F1,2 и эффективности чтения Q1,2 наш испытуемый может перейти на новую стратегию чтения S2 при условии, что у него будет сформирована новая психологическая структура деятельности, соответствующая чтению текста слогами. Таким образом, кривая обучения, отражающая динамику скорости чтения во времени, в целом носит не монотонный экспоненциальный, а более сложный, трансформационный, волнообразный характер.

Трансформационную теорию обучения после длительных дискуссий признали и поддержали лидеры классической и общеизвестной экспоненциальной теории руководители отдела психологии Гарвардского университета профессора У. Эстес и Д. Лус. Они рекомендовали публикацию трансформационной теории обучения в журнале Международного общества системных исследований как почетно открывающую 31-й том журнала. Их помощь отмечена автором в примечании [Venda 1986].

На основе закона трансформации была также создана более общая, трансформационная теория динамики систем [Венда 1990; Venda, Venda 1992; Venda, Venda 1995]. Эта теория позволила объяснить возникновение волнообразных трансформационных процессов в экономике, энергетике и многих других областях [Венда 1989; Фролов, Дьяков, Венда 1989а; Фролов, Дьяков, Венда 1989б]. Применение этой теории эффективно при планировании структурных перестроек фирм и общества в целом. На основе трансформационной теории динамики систем создано большое количество графических моделей предсказания динамики эффективности систем [Венда 1990; Васин 1995].

Закон трансформации верен при следующих допущениях.

  1. Система может иметь некоторое дискретное число различимых устойчивых структур.
  2. Все структуры системы состоят из одних и тех же компонентов. Например, фирма имеет постоянный состав сотрудников.
  3. Все структуры имеют одинаковую интегральную эффективность во всем интервале функционирования каждой из них.
  4. Максимальная эффективность каждой структуры определяется степенью взаимной адаптации ее компонентов между собой, которая является мерой специализации структуры. Более высокая специализация сужает интервал условий, при которых может удовлетворительно функционировать данная структура [Богданов 2003; Венда 1990].
  5. Структура системы и ее стратегия взаимно адаптированы, так что могут рассматриваться как образы друг друга. При этом структура системы может быть изучена через ее стратегию. Иными словами, структура системы может изучаться либо изнутри, через ее строение, либо извне, через функционирование стратегии. Таким образом, пара структура – стратегия полно отражает систему в ее текущем состоянии.

Перечисленные допущения ограничивают применимость закона трансформации случаями, когда эффективность системы повышается за счет большей взаимной адаптации ее компонентов (т.е. уровня специализации системы) и перехода от одной структуры к другой, иначе говоря, за счет внутренних резервов системы. Случаи, когда эффективность системы повышается вследствие вливания в нее ресурсов извне, не подчиняются закону трансформации и представляются более простыми расчетными и графическими моделями [Венда 1990].

Заключение

В. А. Лекторский и В. Н. Садовский принесли в нашу страну идеи общей теории систем. Они помогли многим ученым и специалистам, в том числе автору, в организации исследовательских программ и сложных новаторских проектов. Это позволило создать основы новой науки – юзабилити [Венда 1969]. На примере взаимной адаптации человека и компьютера было понято, что взаимно адаптирующиеся компоненты системы могут быть разной физической природы, что один и тот же закон физики или механики может не распространяться на всю систему, как полагал В. М. Бехтерев, составив список из 23 законов [Бехтерев 1994].

Процессы взаимной адаптации наблюдаются везде, в формирующихся органах животного, в росте кристаллов, в промышленной фирме, в создаваемом самолете, в планетарной системе, во всех системах, поскольку формирование каждой системы подчиняется закону взаимной адаптации. Это означает, что предлагаемые законы отвечают основному требованию Берталанфи к законам общей теории систем, они обладают изоморфизмом. Это же может означать, что удалось найти еще один кирпичик “единых принципов мирового процесса”, задачу разработки которых поставил великий В. М. Бехтерев.

Законы по отдельности широко обсуждались в пятидесяти шести ведущих университетах мира. За создание международной программы по изучению процессов взаим-ной адаптации человека с орудиями труда и рабочей средой и практическому применению полученных результатов автор был удостоен звания лауреата международной премии за выдающиеся совместные исследования в области марксистско-ленинских общественных наук по психологии (АН СССР совместно с академиями наук социалистических стран, 1984). Открытие закона трансформации позволило создать новую теорию обучения и динамики систем, которая была предложена автором для повышения качества высшего образования [Savelyev, Venda 1989] и для планирования плавного перехода СССР к рыночной экономике без глубокого снижения эффективности экономики страны и обнищания народа [Венда 1989; Венда 1990]. Опросы специалистов научным обозревателем “Правды” М. Д. Васиным показали, что применение трансформационной теории и рекомендаций могло спасти народ от обнищания, а экономику страны от многих тяжелых испытаний [Васин 1995]. На основе закона трансформации была также создана и внедрена методология проектирования новых классов высокоэффективных и безопасных с точки зрения предупреждения профессиональных заболеваний рабочих мест [Venda, Venda 1995; Venda, Kalin 2008]. За эти работы в 1996 г. автор был награжден Обществом человеческих факторов и эргономики США Международной премией за выдающийся вклад в развитие человеческих факторов и эргономики, а в 2002 г. избран почетным членом (Honorary Fellow) этого общества.

Законы трансформации могут быть применены, в частности, при исследовании взаимной адаптации менталитетов разных народов, в том числе для лучшего сосуществования коренного населения европейских стран и прибывающих беженцев.

Ссылки – References in Russian

  • Анохин 1948 – Анохин П. К. Системогенез как общая закономерность эволюционного про-цесса // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 1948. Т. 26. № 8. C. 81–99.
  • Анохин 1971 – Анохин П. К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных си-стем. М., 1971.
  • Анохин 1980 – Анохин П. К. Узловые вопросы теории функциональных систем. М.: Наука, 1980.
  • Бехтерев 1994 – Бехтерев В. М. Избранные работы по социальной психологии. М.: Наука, 1994.
  • Богданов 2003 – Богданов А. А. Тектология: Всеобщая организационная наука. М.: Финан-сы, 2003.
  • Васин 1995 – Васин М. Д. “Волны прогресса” профессора Венды не докатились до Крем-ля // Правда-5. 1995. 19–26 мая. № 2.
  • Венда 1964 – Венда В. Ф. Оператор и машина. М.: Знание, 1964.
  • Венда 1969 – Венда В. Ф. Средства отображения информации. Эргономические исследова-ния и художественное конструирование. М.: Энергия, 1969.
  • Венда 1972 – Венда В. Ф. Структура информационной модели и сложность оперативных за-дач: дис. … д-ра психол. наук. Л.: ЛГУ, 1972.
  • Венда 1975 – Венда В. Ф. Инженерная психология и синтез систем отображения информа-ции. М.: Машиностроение, 1975.
  • Венда 1980 – Венда В. Ф. Состояние и перспективы развития современной теории обуче-ния // Психологический журнал. 1980. № 4.
  • Венда 1983 – Венда В. Ф. О новой теории обучения // Будущее науки. М.: Знание, 1983.
  • Венда 1985 – Венда В. Ф. О законе взаимной адаптации человека и машины // Вестник Ака-демии наук СССР. 1985. № 1.
  • Венда 1988 – Венда В. Ф. Обыкновенная психология необыкновенных “чудес”. М.: Знание, 1988. (Наука и религия).
  • Венда 1989 – Венда В. Ф. Волны прогресса. М.: Знание, 1989. (Философия).
  • Венда 1990 – Венда В. Ф. Системы гибридного интеллекта. Эволюция, психология, инфор-матика. М.: Машиностроение, 1990.
  • Венда 2014 web – Венда В. Ф. Тайна блицкрига. Наркозомби Гитлера // https://www.proza. ru/2014/01/13/1941
  • Венда 2015 web – Венда В. Ф. Почему Наполеон засыпал перед сражениями // https://www. proza.ru/2015/11/05/2052
  • Венда, Венда, Венда 2013а – Венда В. Ф., Венда В. Ю., Венда Л. А. Инженерная психология в оценке и проектировании информационной техники (“юзабилити”): российские приорите-ты // Психологический журнал. 2013. № 2. С. 129–139.
  • Венда, Венда, Венда, 2013б – Венда В. Ф., Венда В. Ю., Венда Л. А. Российский приоритет в создании научных основ и расчетных методов юзабилити // Психологический журнал. 2013. № 6. С. 95–100.
  • Лекторский, Садовский 1960 – Лекторский В. А., Садовский В. Н. О принципах исследования систем // Вопросы философии. 1960. № 8. С. 67–79.
  • Ошанин, Венда 1962 – Ошанин Д. А., Венда В. Ф. О некоторых путях повышения эффектив-ности операторского труда в системах “человек и автомат” // Вопросы психологии. 1962. № 3. С. 35–42.
  • Садовский 2004 – Садовский В. Н. Людвиг фон Берталанфи и развитие системных исследо-ваний в XX веке // Системный подход в современной науке. М.: Прогресс-Традиция, 2004.
  • Сетров 1971 – Сетров М. И. Общие принципы организации систем и их методологическое значение. Л.: Наука, 1971.
  • Фресс, Пиаже (ред.) 1975 – Фресс П., Пиаже Ж. (ред.) Экспериментальная психология. М.: Прогресс, 1975.
  • Фролов, Дьяков, Венда 1989а – Фролов К. В., Дьяков А. Ф., Венда В. Ф. Проблемы трансформа-ционной динамики эргономических систем // Теплоэнергетика. 1989. № 2. C. 34–40.
  • Фролов, Дьяков, Венда 1989б – Фролов К. В., Дьяков А. Ф., Венда В. Ф. Психологические и эр-гономические проблемы безопасности и эффективности энергетических объектов // Электри-чество. 1989. № 2. С. 1–7.

References

  • Anokhin P. K. The system genesis as a general pattern of the evolutionary process // Bull. exp. biol. and medicine. 1948. T. 26. No. 8. P. 81–99 (in Russian).
  • Anokhin P. K. Principal questions of the General theory of functional systems. M., 1971 (in Russian).
  • Anokhin P. K. Central issues of the theory of functional systems. M.: Nauka, 1980 (in Russian).
  • Bekhterev V. M. Selected works in social psychology. Moscow: Nauka, 1994 (in Russian). Bertalanffy 1957 – Bertalanffy L. Allgemeine Systemtheorie // Deutsche Universitätszeitung. 1957. № 5. S. 14–129.
  • Bogdanov A. A. Tectology: universal organizational science. M.: Finances, 2003 (in Russian). Forbes 2012 web – The salary that will make you happy.www.forbes.com/ the-sa- lary-that-will-make-you-happy.
  • Fraisse P., Piaget J. (ed.) Traité de psychologie expérimentale. T. V. Paris, 1968 (Russian Translation 1975).
  • Frolov K. V., Dyakov A. F., Venda V. F. Problems of the transformational dynamics ergonomic systems // Power system. 1989. No. 2 (in Russian).
  • Frolov K. V., Dyakov A. F., Venda V. F. Psychological and ergonomic issues of safety and efficacy of power objects // Electricity. 1989. No. 2 (in Russian).
  • Lectorsky V. A., Sadovsky V. N. Principles of research // Voprosy filosofii. 1960. No. 8 (in Russian).
  • Maslow 1970 – Maslow A. H. Motivation and personality. 2-nd ed. NY: Harper and Row, 1970.
  • Oshanin D. A., Venda V. F. About some of the ways to improve the efficiency of operators ‘ work in the systems “man and machine” // Voprosy psychologii. 1962. No. 3 (in Russian).
  • Sadovskiy V. N. Ludwig fon bertalanfy and the development of system studies in the XX century // The System approach in modern science. M.: Progress-Tradition, 2004 (in Russian).
  • Savelyev, Venda 1989 – Savelyev A. Y., Venda V. F. Higher education and computerization. Moscow: Progress, 1989.
  • Setrov M. I. General principles of system organization and their methodological significance. L.: Nauka, 1971 (in Russian).
  • Skinner 1953 – Skinner B. F. Science and Human Behavior. Macmillan: New York. 1953.
  • Vasin M. D. “Waves of progress” Professor Venda sunk to the Kremlin // Pravda-5. 1995. 19–26 may. No. 2 (in Russian).
  • Venda V. F. The operator and the machine. M.: Znanie, 1964 (in Russian).
  • Venda V. F. Display information. Ergonomic research and design. M.: Energiya, 1969 (in Russian).
  • Venda V. F. The structure of the information model and complex operational tasks. Diss. doctor of psychology. L.: LSU, 1972 (in Russian).
  • Venda V. F. Engineering psychology and synthesis of information display systems. Moscow: Mashinostroenie, 1975 (in Russian).
  • Venda V. F. The state and prospects of development of modern learning theories // Psychological journal. 1980. No. 4 (in Russian)
  • .
  • Venda V. F. The new theory of learning // The future of science. Moscow: Znanie, 1983 (in Russian).
  • Venda V. F. On the law of mutual adaptation of man and machine // Vestnik of the Academy of sciences of the USSR. 1985. No. 1 (in Russian).
  • Venda 1986 – Venda V. F. On transformation learning theory // Behavioral sciences. 1986. V. 31. № 1. P. 1–11.
  • Venda V. F. On the laws of mutual adaptation in human – machine and other systems // Karwowski W. (ed.) Trends in Ergonomics. Amsterdam: Elsevier, 1986. P. 365–378.
  • Venda V. F. The psychology of ordinary extraordinary “miracles.” Moscow: Znanie, 1988 (in Russian).
  • Venda V. F. The waves of progress. M.: Znanie, 1989.
  • Venda V. F. Hybrid intelligence System. Evolution, psychology, Informatics. M.: Mashinostroenie, 1990 (in Russian).
  • Venda, Venda 1991 – Venda V. F., Venda Yu. V. Transformation dynamics in complex systems // Journal of Washington Academy of Science. 1991. № 4. P. 3–22.
  • Venda, Venda 1992 – Venda V. F., Venda Yu. V. Introduction to the transformation dynamics: The law and theory of transformations // Advances in industrial ergonomics and safety. London: Taylor and Francis, 1992. P. 79–86.
  • Venda, Venda 1995 – Venda V. F. and Venda Yu. V. Dynamics in ergonomics, psychology and decisions. Ablex: Norwood, 1995.
  • Venda, Kalin 2008 – Venda V. F., Kalin V. K. The laws of ergonomics applied to design and testing of workstations // Ergonomics and psychology. London: Taylor and Francis, 2008. P. 71–88.
  • Venda V. F., Venda Y. V., Venda L. A. Engineering psychology in the evaluation and design of information technology (“usability”): the Russian priorities // Psychological journal. No. 2. 2013. P. 129–139 (in Russian).
  • Venda V. F., Venda Y. V., Venda L. A. Russian priority in the creation of scientific bases and calculation methods for usability // Psychological journal. 2013. No. 6. P. 95–100 (in Russian).
  • Venda V. F. Secret of the blitzkrieg. Narkoznami Hitler // https://www.proza.ru/2014/01/13/1941 (in Russian).
  • Venda V. F. Why Napoleon fell asleep before battle // https://www.proza.ru/2015/11/05/2052 (in Russian).

Просмотров: 259

Ваш коментарий будет первым

Добавить коментарий
Имя:
E-mail
Коментарий:



Код:* Code

Последнее обновление ( 11.04.2017 )