Ионийские натурфилософы.
06.12.2009

Ионийские натурфилософы.

Одновременно с наистаршими питагорейцями появились в Греции философы другого типу, — "натурфилософия", что из наблюдений над природой делали определены философические выводы. Появилось это течение тоже в греческих колониях, но на противоположном конце греческого света, в Малой Азии, в богатом торговом городе Милети.

В 585 г. Талес из Милету должен был заранее предусмотреть солнечное затмение... Возможно, что Талес узнал о закономерном повторении солнечных и месячных затмений от вавилонцев, которым эта периодичность (т. зв. "сарос" — цикл в 19 приблизительно лет) была известна уже раньше. Но не это заимствование позволяет нам считать Талеса — рядом из Питагором — наистаршим греческим философом, а его утверждение о естестве мира. Талес должен был утверждать, что "естеством" является вода. Может, Талес пришел к своему мнению и под воздействием религиозной традиции религиозного почитання воды, рек и "океана". Талес, однако, собрал и доказательства, что субстанция является водой, все живое нуждается в вогкости (животные и растения питаются влажными веществами), семя животных и растений влажное и тому подобное. Но уже сама мысль, что вещи, какие мы видим, в действительности состоят из какой-то другой материи, чем и, которую мы видим нашими глазами и воспринимаем другими органами, делает его утверждение первым шагом до серьезной осанки одной из основных философических проблем, проблемы "субстанции", то есть "первобытной материи", из которой будет состоять все. Что Талес утверждал, что "все полное богов" и опирался на этом будто на наблюдении над загадочными качествами магнату, который притягивает железо, показывает, что он еще очень глубоко стоял в религиозных традициях, но и в этой религиозной сфере стремился подавать доказательства, аргументы. Утверждение, что "все" (вселенная) "полное богов" показывает, что Талес различал мир от божественного бытия, следовательно, не был "пантеистом".

Немного знаем и о третьем из милетских философов Анаксимена (жил где-то между 590-520 годами перед Христом), который на место воды Талеса хотел поставить воздух. Можно в этом утверждении видеть дальнейший шаг заранее, потому что вместо "массивной" воды Анаксимен берет за основу всего почти незаметный, малоприступный змислам элемент, который напоминает "дыхание", веяние жизни, из уговаривания о которой восставшая мысль о душе. За дальнейшими сведениями Анаксимен хотел объяснить также способ, которым один элемент превращается во второй, — это происходит путем "сгущения" и "видридження". Воздух сгущается в воду, вода в землю...

Но самым глубоким мыслителем, кажется, был вторым из ионийских "милетских" философов, — Анаксимандр (поэтому говорим о нем после Анаксимена, хоть жил он раньше: круг 610-545 лет). По крайней мере об этом свидетельствуют его мысли, известные нам из переводов, и небольшой отрывок, из его философичного произведения. За первоосно-ву, субстанцию Анаксимандр считал вообще не какое-то вещество, известное нам из повседневной жизни, а "неограничено" (по-гречески "апейрон"): уже в старинному не знали, умов ли Анаксимандр "неограничено" как пространственно "безграничное" или как "неограничено" никакими определенными качествами — "неуверенно", "безякисне". В этом "неограниченном" Анаксимандр видел какое-то выше, господствующее, божественное бытие; здесь будто начало мысли о "спрятанном", "неизвестном" Боге, мыслях, с какой связана и более поздняя "негативная теология" христианского платонизма. В каждом разе "ограничение" (пространственное или "квалитативное") образует из первобытной субстанции отдельные вещи. Но все эти вещи лишь "временны" и погибают друг за другом. исчезают с необходимостью, отдавая друг друга наказание по очереди времени. Следовательно, восстание отдельных вещей является будто каким-то их "грехом" против "неограниченного" — восстав, они уничтожают друг друга и исчезают, погибают, влияя опять в ту первобытную субстанцию, из которой восстали. Взгляд Анаксимандра можем с полным правом назвать "трагическим". Как видим, это мировоззрение религиозно закрашено ("грех всякого отдельного бытия против абсолютного"). Анаксимандр имел уже определенное представление о строении вселенной — с землей в центре. Он также позволил себе выразить смелые мнения о восстании людей — из подобных рыбам животных, что жилы в воде, но "приспособились" к жизни на суходоле, — какой-то первый намек на идею "эволюции" живых существ. Эта идея должна нас тем меньше удивлять, что Анаксимандр считал движение в мире вечным, а "движение" было словом, которое означало не только изменение положения в пространстве, но также восстание и исчезание вещей... К сожалению, о целостном представлении о жизни мира, которую имел Анаксимандр, имеем лишь скупые намеки у тех писателей, которые еще имели возможность читать его философичное произведение.
Последнее обновление ( 09.12.2009 )